«Этот балет должен увидеть Париж!» Несколько вечеров подряд на сцене Большого – музыкальная сказка «Семь красавиц»

В танце только «Семь красавиц»! Отечественную премьеру музыкальной сказки Востока (оригинальное название – «Хамсе») оценил худсовет Большого театра. Под его сводами «ноту» выдающегося азербайджанского композитора Кара Караева не брали с 60-го года. Тогда на нашей сцене шёл спектакль «Тропою грома».

Этот балет – словно Бакинский базар: пёстрый, шумный… И, конечно, с тем самым: «Эй! Иди сюда, у меня – лучшая!..» Но аромат «Семи красавиц» всё-таки в мелодиях, ставших воистину «народными» за каких-то 60 лет. К слову, одна из музыкальных тем спектакля звучит сегодня при въезде на станцию метро «Кара Караев» в столице Азербайджана.

Ильдар Бедердинов, художник по свету (Россия): «Прежде всего, Восток – это синее небо, это яркий солнечный свет, это, безусловно, охристые все оттенки. С “золотой каёмочкой”, что называется. И в этой золотой каёмочке нам преподносится действие».

Теперь их два. В оригинале действия – четыре. С 1952 года первого выхода спектакля неизменной осталась лишь партитура композитора Караева. И в Питере, и в Стокгольме… Эпиграфом к новой версии либретто в белорусском Большом стали слова великого поэта средневекового Азербайджана Низами, автора «Хамсе» – поэмы-мотива балета.

Юрий Пузаков, хореограф-постановщик, автор либретто (Россия): «”Знай, кто требует немного, много тот возьмёт. А страстей своих невольник в нищету впадёт”. В те времена были совершенно другие идеологические задачи у искусства. Мне захотелось рассказать просто о человеке, который потерял себя в поисках иллюзорного идеала. Это любовь, это коварство, это верность и предательство».

В наши дни на сцене классовую сменила борьба за власть. Пузаков, по сути, «уложил» текст в танец. А ведь принято иначе! То есть по законам балета: вначале пролог, основное действие, эпилог – написано, точка. И только следом – в ноги все эти па-де-де, па-де-труа… Артисткам Большого (без исключения) сегодня заплели косички.

Ирина Еромкина, заслуженная артистка Беларуси: «Честно говоря, интереснее думать над образом. Не то, как я танцую, чтобы у меня были там идеальные позиции, чтобы я там могла сделать 3-4 пируэта. Мне важнее, чтобы зритель не ушёл с чувством какой-то опустошённости».

«Семь красавиц» – типичный драмбалет. Форма то и дело возвращается в репертуар Большого. К примеру, спектакль «Анюта». Аншлаг неизменный. Пуанты «Хамсе» примеряет почти вся труппа театра. Прима нашей эпохи – Ольга Гайко – также освоила эстетику Востока. В Азербайджане народной артистке Беларуси – овации на равных с народной СССР Плисецкой.

Семь дней творения в Библии. Семь чудес на свете. Семь основных нот. Азербайджанские «Семь красавиц» отнюдь не семь пятниц на неделе. Только в ноябрьских афишах Большого балет под звуки музыки Кара Караева поставлен несколько вечеров подряд.

«Семь красавиц» – копродукция. Либо общая постановка двух стран: Беларуси и Азербайджана. Договорились год назад. Во время гастролей Бакинского театра оперы и балета.

Владимир Гридюшко, генеральный директор Большого театра Беларуси: «Совместность проекта заключается в том числе и в финансировании. Лицензию мы не покупали. Ну, а сколько стоит, как собственно любое произведение искусства, стоит не дёшево».

После премьеры «Семи красавиц» в Баку всемирно известный кутюрье Пьер Карден сказал: «Этот балет должен увидеть Париж!» В декабре балетная труппа Большого отправляется в большие гастроли по Германии и Австрии.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram