Вроде сказка, а вроде коллаж: последний спектакль Европы на Международном «TEARTe». О чём поют венгры в драме «Muck»?

Что такое венгерский театр? Конечно, оперетты Кальмана! – ответ явный. Но не совсем полный. На площадке международного «TEARTa» – сюрреалистическая драма «Muck». Это постановка «Компании Белы Пинтера». 15 лет небольшой коллектив из Будапешта буквально «выворачивает» старую Европу.

Когда на «TEART» звали – гадали: Бела – это имя женское либо мужское? Пинтер впервые за границами Евросоюза. Там о нём уж наслышаны. Чего стоит только «Навоз»! Спектакль о безнадёге венгерской деревни давеча заставил задуматься театралов Германии. Сегодня мастер дал мастер-класс студентам нашей Академии искусств. Стоит сказать спасибо переводчику!

Бела Пинтер, режиссёр (Венгрия): «На самом деле, наш спектакль называется «Мак», а не «Muck», как читают у вас. Дословно с венгерского это «грязная», «нечистая». «Мак» за глаза прозвали главную героиню. Она всех раздражает. А если посмотреть глубже: «грязное» – это общество в целом».

Венгерский – сложнейших язык планеты. Чужих слов почти нет. Свои?.. В Книге рекордов с найдёте одно, состоящее из 44 букв. Над сценой «TEARTа» – заранее заготовленный русский вариант диалогов. К слову, в труппе (а это девять человек) лишь актриса-цыганка умеет объясняться по-английски.

Эва Эньеди, актриса, драматург (Венгрия): «Маска главной героини – это очень важный элемент! Она прячет нижнюю часть лица. Мол, у неё некрасивые зубы. Но когда она сбрасывает её, все понимают: гнилые не только зубы, но и душа».

Есть «второе лицо» в этой пьесе и у режиссёра. Впрочем, Бела Пинтер – дипломированный актёр. Он же – автор текста «Мака». Чьё краткое содержание гласит: «нелюбимая, она не понимает, почему её так «мало» любят».

Как пел граф Бони в «Сильве» Кальмана: «Без женщин жить нельзя на свете, нет…» Спустя век венгерский театр изменил искрящейся тональности оперетт. Правда, при этом сохранив в звучании самый что ни на есть национальный колорит.

Из полумрака сцены то и дело доносятся народные мелодии Дуная. На старой скрипке, трёхструнной виоле-бранче, играют актёры. Научились во время репетиций. И только флейтист-профессионал ни на минуту из двух часов без антракта не покидает подмостков.

О жанре спектакля: вроде сказка, а вроде коллаж. Впрочем, финал сей пьесы вполне шекспировский: ведьму (она же Мак) бросят в печь. До финала третьего «TEARTа» остаётся три дня в компании с соседями, россиянами.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram