Борьба за портфель

В Германии проходят парламентские выборы. На них будут избраны 598 членов 18-го Бундестага. Именно от волеизъявления немцев зависит, получит ли Ангела Меркель третий канцлерский срок.

Ведь правительство формирует именно победившая партия или коалиция, набравшая большинство голосов.

Основная борьба, как и ожидалось, развернулась между нынешним канцлером Германии Ангелой Меркель (лидером Христианско-демократического союза) и представителем Социал-демократической партии Пеером Штайнбрюком, который уже успел шокировать общественность.

К финишу избирательной кампании основной кандидат и главный соперник Ангелы Меркель социал-демократ Пеер Штайнбрюк подошёл на волне всеобщего внимания. Вернее, на пальце. Жест, который, кстати, преследуется 185 статьей немецкого уголовного кодекса. Но об этом влюблённая в демократию немецкая пресса предпочитает не вспоминать. Местные политики привычно нарушают табу и принципы предвыборной морали Klare Kante – чёткая грань. Чёткость осталась только в предвыборных программах абсолютно всех политических партий, где отчётливо видно, что не всё спокойно в «немецком королевстве». Да и вообще в европейском. Не случайно Пеер Штайнбрюк получил у избирателей прозвище Пеерлускони.

Интернет смеётся над хулиганистым пальцем, автор же заявляет, что он пока не канцлер, а только кандидат.

Клаус Форгель, турист из Берлина: «Ну и что – кандидат, это всегда безнравственно, тем более на таком уровне политики».

Луиза Мали: «Классно, что политики умеют выражать свои чувства. Но плохо, что такие общественные персоны позволяют себе хамство».

Вольфганг Шиебель, адвокат, г. Штутгарт: «Это показатель того, что политики используют методы шоковой терапии везде. Ведь их политика бюджетной экономии оказалась “шоковой терапией” для многих стран еврозоны. И попробуйте показать такой жест сотруднику полиции!»

Интересно, что местную прессу главный соперник Ангелы Меркель как автор неудачного жеста занимает сейчас больше, чем его оправдания в связи с финансовыми махинациями оппозиционного кабинета. Причём речь идёт о сотнях тысячах евро.

Вольфганг Шиебель, адвокат, г. Штутгарт: «Доказательство финансовых махинаций – трудная процедура. Но судя по предъявленным фактам, основания у обвинений более чем серьёзные».

Пеер Штайнбрюк обещает в случае победы пути преодоления еврокризиса, превращение валютного союза в экономический и социальный союз и снижение цен на электроэнергию для немцев на 25% процентов.

Но куда серьёзнее разочарования европейцев связаны не с промахами политиков, а с ухудшением некогда стабильной жизни, пришедшим с еврообъединением. Пожалуй, только миллионы мигрантов из Африки и стран Азии считают, что Европейский союз – это «райский уголок».

Андреас Шварц, председатель фракции «Зелёные» в земельном парламенте, г. Штутгарт: «У Германии дела в сфере экономики, конечно, лучше, чем у многих её соседей. Однако следующему правительству придётся сложно: ведь в последние 10-15 лет наше общество очень расслоилось: богатые стали ещё богаче, а вот люди с низкими доходами и средний класс стали беднее».


По оценкам социологов, европейские экономики уже столкнулись с проблемой финансирования государством социальной сферы. И основной донор Евросоюза – Германия – здесь не исключение.
Из-за стабильной безработицы и роста временных, не защищённых контрактами рабочих мест отчислений с заработной платы всё меньше.

Пенсии и соцпособия скоро будет не из чего платить. Медицинские страховки баснословно дороги, но иначе система страхования не сможет существовать. Стране нужны дети, но немецкие женщины продолжают работать, чтобы обеспечить семью. Многодетные семьи – данность скорее переселенцев из мусульманских стран, готовых жить исключительно на пособие. Коренные жительницы Германии привыкли к другому уровню доходов и социальной защищённости. Но дефицит детских садов и яслей в Германии принимает масштабы национальной катастрофы. Это, пожалуй, социальная проблема №1.

Баден-Вюртемберг – это большая и богатая федеральная земля Германии. Ключевые слова: Штутгарт, «Порше», «Мерседес», «Бош», «Триумф», дирижабль «Граф Цеппелин», Альберт Эйнштейн. На родине мыслителя – крупные автомобилестроительные предприятия, поставщики и производители на каждом шагу. Поэтому коммунальная казна не пуста даже у небольших районов. А вот детей работающим мамам оставить просто негде.

Штефан Нехер, обер-бургомистр, г. Ротенбург: «Женщины в Германии так же востребованы профессионально, как и мужчины. Но никто раньше не занимался проблемой нехватки детских садов в стране, особенно в больших городах».

Андреас Шварц, председатель фракции 
«Зелёные» в земельном парламенте, г. Штутгарт: «Политики проморгали огромную проблему. Ошибки правящей партии привели к тотальному дефициту детских садов. Придумали дотации, которые облагаются налогом, и в результате у женщины ничего не остаётся, это абсурд. Срочно нужны детские учреждения».

Земельное правительство здесь возглавляют «зелёные». Хотя мэры многих городов, а скорее городков, – представители христианских демократов. Поэтому
Mutti (так окрестили Меркель в народе) здесь любят. Один из главных пунктов программы главной «мамочки» страны – помощь всем немецким мамам. Ведь чтобы ребёнок в Германии с трёх лет пошёл в детский сад, в очередь надо стать ещё до его рождения, а порой и до… зачатия. Найти же место для годовалого малыша в яслях вообще невозможно.

Ким Вайс: «Очень сложно было получить место в этом детском саду. Нам просто повезло».

Ким записала дочку в сад сразу после рождения. Причём одновременно в пять садов. Бюрократы даже здесь придумали бланк, где директор отмечает, сколько раз родители позвонили, сколько раз пришли и попросили место для чада лично. Но и это не факт, что место найдут вовремя. Мелани повезло родиться возле Штутгарта, в Берлине или в Бремене она бы сидела дома, и Ким не смогла бы работать.

Штефан Нехер, обер-бургомистр, г. Ротенбург: «Наша коммунальная казна выделяет €7,5 млн в год на детей. Поэтому у нас 50% детей обеспечены местами. Но, в любом случае, 20% расходов несут родители».

За досрочное решение проблемы №2 – где взять денег на знаменитые германские автобаны – Mutti Меркель сразу полюбили автолюбители. Её «нет» на введение платных автобанов в транзитной стране Германии оценила и немецкая адвокатура, и оппозиционные партии.

Андреас Шварц, председатель фракции 
«Зелёные» в земельном парламенте, г. Штутгарт: «В Германии действительно большая проблема с финансированием автомобильной инфраструктуры. Огромное количество автобанов, авто и железных дорог должны содержаться в порядке. Но не за счёт водителей!»

Волфганг Шиебель, руководитель адвокатского общества, г. Штутгарт: «Деньги на санирование автобанов уже заложены в налоге на транспортные средства и в стоимости топлива. Юридически грамотно следует отменить уже существующий налог и только тогда говорить о новом. Но, похоже, политики собираются пополнить казну за счёт дублирования уже существующего налога».

Проблема номер №3 – бездомные. Эта категория жителей Германии в надежде на решение своих проблем даже переселилась поближе к власть имущим. Например, эта стихийная ночлежка образовалась в 50 метрах от парламента Баден-Вюртемберга. Но депутатов,
попивающих горячий кофе, мы нашли не рядом с продрогшими бомжами, а в управленческой кофейне.

Кай Шмидтайзенур: «Сюрприз для нас, но вокруг строительство, да и мало ли, кто спит в переходах».

Такая позиция отражает взгляд всех ведущих политиков на эту социальную проблему. До бездомных никому нет дела – они не приносят дохода стране и не голосуют!

Судьбу Бундестага и будущего правительства должны решить 62 млн немцев. Эксперты уже подсчитали, что примерно треть из них на выборы идти принципиально не хочет. А голоса партиям ох, как нужны! А потому «рекламки» заполнили почтовые ящики, городские улицы превратились в море из агитационных плакатов. Бесплатный кофе и сосиски в метро, а некоторые кандидаты во время этой кампании дошли до того, что неожиданно, но всегда нежно улыбались жителям на порогах их домов. И всё же главное оружие политика – билборд. И здесь самой техничной оказалась «Мамочка Меркель». Через специальную программу её стенды, установленные на каждом углу, оживали и нежно приглашали всех на участки для голосования,
обещая лучшее будущее немецким детям.

Предвыборная кампания обошлась основным партиям в €60 млн. На эти деньги, считают эксперты, можно было построить 60 детских садов и решить немало социальных проблем. Но борьба за свой портфель для политика, конечно, важнее. Первый канцлер Германии,  железный Отто фон Бисмарк, сказал: «Нигде не лгут больше, чем после охоты, во время войны и перед выборами». Ангела Меркель спустя 140 лет его поддержала, заявив, что нельзя полагаться на то, что предвыборные обещания действительно будут выполнены.

Но жители Германии надеются, что честные политики – это не только достояние истории.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram