Мера пресечения – прежняя: суд оставил Владислава Баумгертнера под стражей

Возвращаемся к калийной теме, непосредственно к расследованию махинаций: сегодня стало известно, что Владислав Баумгертнер ещё задержится в Минске. Суд Партизанского района Минска оставил генерального директора «Уралкалия» и правую руку Сулеймана Керимова под стражей.

В суд Партизанского района Минска защита Баумгертнера принесла два ходатайства. Депутат Государственной Думы России Игорь Баринов и губернатор Пермского края Виктор Басаргин выступили с личным поручительством, то есть были готовы гарантировать надлежащее поведение Баумгертнера и его явку по первому вызову следователя. Но суд решил – топ-менеджер должен пока остаться в Беларуси.

Правда, до Баумгертнера ли теперь пермскому губернатору, если два дня назад Федеральная антимонопольная служба возбудила против него самого уголовное дело? Басаргина подозревают в заинтересованности выбора инвестора для строительства пермского аэропорта. Так что защитнику «Уралкалия» теперь нужно самому искать адвоката. Следующим шагом защиты Баумгертнера будет апелляция в Минский городской суд. Надежду на изменение меры пресечения он не оставляет.

Следствие продолжается и в отношении ещё одного фигуранта уголовного дела – главного акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова. Очевидно, следственным органам предстоит проанализировать в том числе и деятельность швейцарского фонда под названием «Suleyman Kerimov Foundation», который, как видно даже из названия, принадлежит олигарху. Его создание и передача в фонд всех активов стали для Керимова пропуском в Совет Федерации. Сенаторское кресло от родного Дагестана с одной стороны даёт неприкосновенность, с другой – добавляет политического веса. Что касается антикоррупционных барьеров (для госслужащих в России действует вето на зарубежные счета, ценные бумаги и финансовые инструменты), они преодолеваются без труда. И хотя фонд позиционируется как благотворительный, это не мешает Керимову заниматься среди прочего и весьма сомнительными, отнюдь не благотворительными проектами, среди которых и спекуляции.

Один из примеров: 30 июля, когда «Уралкалий» объявил о разрыве отношений с Белорусской калийной компанией и смене стратегии продаж, акции компании начали стремительно дешеветь. За день они потеряли 20% стоимости. При этом фонд Керимова активно скупал ценные бумаги. В итоге олигарх довёл свою долю в «Уралкалии» с 17% до почти 22%.

Обрушить акции собственной компании и выкупить их у других держателей. Чистота и законность таких операций не могла не вызвать подозрений. Федеральная служба по финансовым рынкам запросила у «Московской биржи» информацию о сделках, совершённых с бумагами «Уралкалия». Собственное расследование проводит Федеральное ведомство по надзору за финансовым сектором Германии. Заявление главы «Уралкалия» обрушило котировки в том числе и немецкого калийного концерна «К + S».

Леонид Заико, экономист: «То, что происходит с «Уралкалием», – показательный захват собственности. Какое отношение электрик Баумгертнер имеет к калию, какое отношение строитель Керимов имеет к калию? Никакого. Это не бизнес. Проблема Кремля – что он не может избавиться пока от этих промежуточных звеньев».

Крупнейшие игроки калийного рынка 30 июля, буквально в один день, потеряли в капитализации астрономическую сумму – 20 миллиардов долларов. Вот что в интервью нашему телеканалу заявил Джон О’Шей, руководитель крупной международной инвестиционной компании, которая работает и с калийными активами.

Джон О’Шей, председатель правления компании Global Alliance Partners (США): «Да, это, как говорят в Америке, «Черный лебедь». Так называют труднопрогнозируемые и довольно редкие события, которые имеют значительные последствия для огромного рынка. Случай уникальный, ведь развалы в таких крупных картелях, когда его составные части вступают в свободный рынок, происходят не часто. Ведь это создаёт множество проблем и для потребителей, и для производителей, ведь появляется неопределённость, в том числе и в ценообразовании».

Надо понимать, что сама калийная отрасль жизненно важна. Сельскохозяйственная индустрия продолжает развиваться – людям необходимы продукты питания; уровень жизни растёт во многих странах. И удобрения для этого имеют всё более серьёзное значение. И калийные удобрения играют и будут играть решающую роль в продолжении роста сельскохозяйственной индустрии. Белорусская же компания, по нашему мнению, сейчас в неплохом положении, чтобы пережить этот кризис. У них очень хорошие ресурсы и очень хорошие позиции».

Действия «Уралкалия» по развалу калийного альянса по степени своего влияния на рынок аналитики сравнили с гипотетическим выходом Саудовской Аравии из нефтяного картеля ОПЕК.

Кристиано Велосо, управляющий директор Verde Potash (Бразилия): «Я вижу сокращение прибылей на миллиарды долларов. Сейчас мне больно смотреть на сектор калийных удобрений».

Уже больше месяца калийные события на первых полосах мировых изданий и в топе среди обсуждаемых тем в Интернете. Интернет-версия газеты «Ведомости» в свежем номере проанализировала хронологию событий, а её читатели активно делятся собственным мнением.

Форум газеты «Ведомости» (пунктуация и орфография сохранены – прим. ред.)

Пользователь Алекс1976:
«Уралкалий наплевал на сотрудничество с БКК ещё в 2012 г. и 3/4 продукции отгрузил в обход нее. Одной из причин этого стало желание г-на Керимова не платить налоги. Плюс он набрал кредитов под своих трейдеров. А белорусы сейчас занимаются расследованием того, как он умудрился набрать 40 млрд. руб. кредитов под поставки продукции БКК, хотя фактически работу с ней почти прекратил».

Пользователь m-brando: «Керимов стал владельцем Уралкалия после того, как город Березники, где находятся рудники стал медленно проваливаться под землю. На окраинах города образовались «озера глубиной в 150 метров». Жилье в городе обесценилось, и уехать в другие регионы стало для большинства невозможным. В опасной зоне Людей вообще выселили из «сталинок» и построили им потемкинские деревни. Бывшего хозяина Рыболовлева поставили перед фактом, он загрустил и купил самую дорогую квартиру на Манхеттене и европейский футбольный клуб. Однако «шухера» вселенского масштаба от той «движухи» не наблюдалось, 20 секундная заметка в новостях. «Шухер» же начался, когда эти долбаные 3% населения (большинство из которых уже не россияне) начали делить “бабло”».

Пользователь IgorKrutov: «Я бы поручил СКР проверить Уралкалий самая нищая ЗП в отрасли при самой высокой рентабельности, не такую жизнь нам обещал Гайдар в 1992г. Кому прибыль вся идет?»

Белорусско-российский альянс, как бы к нему ни относились, был знаковым и одним из самых крупных совместных проектов Союзного государства. От его развала, по мнению специалистов, выиграют, в первую очередь, сторонние игроки.

Николай Казанский, начальник управления по инвестициям Администрации Смоленска: «В конечном итоге выиграют от этого дела кто? Зарубежные компании, которые, посмотрев на то, что происходит между вот этими хозяйствующими субъектами (я специально не говорю между Россией и Беларусью, а между хозяйствующими субъектами), займут определённый рынок здесь. Вот и всё...»

Валерий Кузнецов, депутат Смоленской областной Думы: «Вот это партнёрство с 2005 года, так называемое «Уралкалия» и «Беларуськалия», ведь подоплёка какая! Ведь нужно на равных, наверное, участвовать, а когда захватывают махинаторы-коммерсанты все рычаги управления, когда они разрабатывают преступные схемы, скрывают доходы и действуют только в интересах своей ОПГ, по-другому это назвать нельзя, ну, естественно, тут любая сторона обидится и взбеленится от такого партнёрства».

В России, по крайней мере в приграничных областях, по-прежнему не склонны драматизировать ситуацию и выводить конфликт за пределы спора хозяйствующих субъектов.

Игорь Науменко, генеральный директор «Агропромышленной компании» (г. Смоленск): «То, что творится в отношении «Беларуськалия» и «Уралкалия», мы это не касаемся, но я знаю только одно: что российско-белорусские отношения не испортятся там одним конфликтом либо каким-то частным случаем. Потому что та продукция, которую мы производим, в них нуждаются фермерские хозяйства, нуждаются коммунальные службы, мы расширяем отношения, улучшаем, и по-другому никак не будет. Я в этом уверен на 100%».

Александр Кондратик, вице-президент Смоленской торгово-промышленной палаты: «Реакция бизнеса? Лично я не слышал никакой негативной реакции на это. Есть суд, который разберётся, кто прав, кто виноват. Но я думаю, что это никак не повлияет на деловые и торговые отношения между Россией и Беларусью. Судя по тому, как они развиваются, между нашей областью и Республикой Беларусь, то здесь только положительная динамика».

Развивая союзные отношения с Россией, наши предприятия, тем не менее, вправе рассчитывать на защиту своих интересов перед экономической агрессией. Тем более, если она ведётся незаконными методами. Если бы Сулейман Керимов с партнёрами учитывал этот простой факт, то, возможно, отказался бы от многоходовой комбинации с прицелом на «Беларуськалий». Пока же белорусские приобретения Керимова весьма сомнительны: подмоченная репутация, уголовное дело и место не только в списках журнала «Форбс», но и Интерпола.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram