Цыгане больше не чувствуют себя кочевниками

Цыгане больше не чувствуют себя кочевниками