16
июля 2017
Контуры
20:25
Желания и возможности
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


В Минске прошёл Всемирный конгресс русской прессы. И одной из центральных тем его работы стала ответственность тех, кто доносит до людей недостоверную информацию. Об этом – Анна Пыж.

Вначале было слово. Сегодня – твит. Запись, вся суть которой в 140 знаках. Говорят, что слово не воробей. Но его современный символ – это маленькая птичка, разносящая новости по всему свету.

Примерно так – в пару кликов – совсем недавно разлетелось сенсационное сообщение: «Алексиевич умерла!» И как тут не поверить? Об этом в Twitter сообщает министр культуры Франции. За минуты странный твит облетел новостные ленты информагентств. И не так важно, что за это время сама писательница опровергла свою смерть. Сообщения нет в Интернете? Значит, его нет нигде.

Автором шокирующей записи оказался журналист. Выходит, он обманщик. Или всё-таки борец за правду? Кого итальянец Дебенедетти только не «хоронил» в Интернете, чтобы показать, что новости всё чаще перепечатывают и не проверяют. И даже сегодня фамилию Алексиевич поисковик ассоциирует не с Нобелевской премией, а с мнимой гибелью. Можно удалить ложное сообщение, но осадок останется по всему Интернету!

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» (Россия): «Первая угроза – это цифра, цифровизация. Надо понять, что за волна идёт, как на ней серфинговать, а не захлебнуться».

Пока никто не подсчитал, сколько правдоподобной лжи появляется на лентах. Зато известно, как быстро она распространяется. Несколько лет назад итальянские математики выяснили: слухи в популярных сетях разносятся со скоростью опасных вирусов. Сплетни как грипп. Конечно, вряд ли в этом виноваты создатели того же Twitter или других мессенджеров. Всё – яд. И всё – лекарство. Дело в дозе. Не допустить бы передозировки. Ведь автором фейковой сенсации может стать кто угодно, а Интернет, что всегда под рукой, может сузить мир до экрана смартфона.

Михаил Гусман, первый заместитель генерального директора информационного агентства ТАСС (Россия): «Это просто иная сфера нашей жизни. Новая, интересная, ещё неопознанная, имеющая огромные перспективы, но я бы не называл это журналистикой. Более того, я бы провёл водораздел жёсткий между социальными сетями и профессиональной журналистикой».

В России соцсети хотят обязать удалять «противоправный контент» по заявлению пользователей. Такой законопроект внесён в Госдуму. Речь об информации, направленной на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти, о той, что недостоверна или порочит достоинство.

Сети собираются обязать стирать подобное в течение суток. Грозят огромными штрафами. Этот закон, вполне вероятно, примут, ведь его инициировали не отдельные депутаты, а фракция «Единая Россия». Уже сейчас кто-то говорит, что это ограничивает свободу слова. Другие ссылаются на Германию. Там недавно приняли похожий закон. Есть мнение, что это продиктовано слишком уж шумными избирательными кампаниями во Франции и США. К слову, именно на выборах в США эксперты усмотрели ещё одно опасное явление.

Георгий Гриц, заместитель директора Центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси: «Самый яркий пример – последнее событие годовой давности в США, где пресса вступила в прямой клинч, контакт с избранным президентом. Сегодня трудно даже сказать, кто номер один. Пресса – это четвёртая власть. А тут она может и первой, и второй, и третьей быть».

Если средства массовой информации набирают силу, то встаёт вопрос: куда её приложить? Есть журналисты, которые никогда не сомневаются. Пожалуй, война в Сирии – самый яркий пример того, как сложно читателям и зрителям не запутаться в поисках правды. Кто и когда бомбил города? Была ли химическая атака? Информация может быть оружием. И это делает войны совсем не такими, какими они были столетиями. Это подчёркивает белорусский Президент.

Александр Лукашенко призывает журналистов работать не по законам рейтингов, а по законам совести. Ответственность за публичное слово растёт. И у политика, и у журналиста. С этим сложно не согласиться. Но не все готовы говорить о другой стороне медали.

Юрий Обозный, редактор журнала «Русская Швейцария»: «Сейчас тенденция такая, что сокращаются редакции по экономическим мотивам. Потому что печатные издания стали получать намного меньше рекламы в связи с экономическим кризисом. То есть они заточены на то, чтобы получать доход, сокращается персонал, не остаётся разумных аналитиков. Остаются зубры журналистики, но они уйдут, а кто придёт им на смену? Просто страшно подумать».

Возможно ли дать сиюминутные ответы на все эти вопросы? Отнюдь. Но уже большой шаг, что здесь и сейчас об этих вызовах открыто говорят. Минск и в этот раз выступает за переговоры. Ведь любая война – даже если она информационная – рано или поздно закончится миром.

Виталий Игнатенко, руководитель Всемирной ассоциации русской прессы: «Минск становится одной из огромных столиц Европы, ОБСЕ здесь проходит, здесь рождаются невероятные перспективные проекты, Хельсинкские договорённости-2. Это не идеи ради идей, а идеи, которые уже надо претворять в жизнь. Вот пресса на это сегодня настроена. Мы можем, конечно, дискутировать, мы можем остро разговаривать, но это уже позитивное развитие событий».

Настрой этой прессы – это настрой более 200 журналистов из 52 стран. Их слово отзовётся. Возможно, на 300 миллионную аудиторию.

Подробности –  в видеосюжете


Тема: СМИ
Корреспондент: Анна Пыж
География: Минск