12
ноября 2017
Контуры
21:00
Закрыть нельзя оставить
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


В пятницу Президент провёл совещание, на которое были приглашены все, кто отвечает в стране состояние сельского хозяйства – кураторы этого направления в Совете Министров, а также главы облисполкомов. Тема разговора – финансовое оздоровление агропредприятий. Наш корреспондент Анна Пыж готова рассказать о сути проблемы на конкретных примерах.

Им гордо светит красная звезда. Поистрепались лишь буквы, а когда-то предприятие «Шумилинский райагросервис» гремело на весь район. В самый центр области на ремонт съезжались вереницы грузовиков. Здесь даже работал дилерский центр МАЗа, но всё это в прошлом.

С десяток лет назад к райагросервису присоединили три колхоза. Так в мгновение ока предприятие стало гигантским:17 ферм и половина земель района. Затем по классике: череда директоров (как-то за год сменились пятеро) и, наконец, как в настоящей классической комедии: «К вам едет кредитор!».

В долгах как в шелках: их более девяти миллионов рублей. То есть четыре с половиной миллиона долларов. Конечно, копились они годами. Для примера: здесь с размахом строили сразу два доильных зала. Не достроили в итоге оба. И когда в Шумилино думали, что оказались на дне, снизу постучали. В мае предприятие признали неплатёжеспособным.

В руках антикризисного управляющего 60 страниц, описывающих, как оттолкнуться от дна, чтобы всплыть. Здесь больше не ремонтируют технику и не занимаются доставкой удобрений. Стратегическим продуктом стало молоко. Сюда созвали учёных, чтобы те составили бурёнкам новый рацион.

И цифры поползли вверх (каждый месяц). Зарплата сотрудников увеличилась на четверть.

А что же кредиторы? Их, мягко говоря, попросили подождать. Вот для этого и нужен план санации: он хоть и считается планом оздоровления, но больше походит на протокол лечения. И это одна из возможностей особого указа. Все хозяйственники страны знают его номер – 253.

Владимир Евсеенко, антикризисный управляющий сельхозпредприятием «Райагросервис»: «Президент дал возможность из имущества должника, выделить всё самое ликвидное и на этом имуществе создать новое предприятие которое будет работать без долгов и рентабельно сразу».

Указ действует с начала года. Он позволил провести своего рода диспансеризацию. Диагноз «неплатёжеспособен» выставили 425 сельхозпредприятиям. Все они сделали попытку самолечения и составили бизнес-планы. Клинические испытания (их проводили местные органы власти) прошли 323 предприятия. Им прописано досудебное оздоровление. 102 оказались хроническими, если не сказать, лежачими больными. Им показаны неотложные меры – антикризисное управление.

С первой группой всё более-менее понятно. В указе прописаны самые широкие льготы: рассрочка задолженностей по штрафам и пеням, ссудам и займам, неуплаченным процентам и налогам, даже долгам за свет и газ. А вот как быть со вторыми? Ведь будем честны – речь идёт о банкротстве. Предприятие «Шумилинский райагросервис» как раз из таких. Так готовиться к поминкам, видя такого больного? Или решиться на экспериментальное лечение? Человек, прошедший через эти муки, уверяет: банкротство не приговор, а неотъемлемая часть экономического процесса. И воспринимать его нужно как шанс (пусть и последний).

Игорь Ошуркевич, председатель Ассоциации по антикризисному управлению и банкротству: «Банки по возврату своих кредитов ведут себя агрессивно. Льготы подразумевают: когда освобождаются счета и замораживаются долги, предприятие получает шанс начать с чистого листа и войти в денежную форму обращения – уйти от бартерных и зачётных схем».

Он знает, о чём говорит. Три года назад стал первым частным антикризисным управляющим, взявшим под опеку государственное сельхозпредприятие. Две недели назад «доктор» Ошуркевич оставил своего больного – тот идёт на поправку. Значит, санация работает! Ведь после заморозки долгов начинается самое интересное: кредиторы становятся высшим органом управления предприятием, то есть они сами заинтересованы в том, чтобы лечение сработало. Что взять с банкрота? Да почти что и нечего. А что даёт работающий (пусть и пока в убыток) бизнес? В случае невозврата долгов, его можно как минимум продать.

Игорь Ошуркевич, председатель Ассоциации по антикризисному управлению и банкротству: «Работающее предприятие стоит дороже, чем остановленное. Это очень легко: «вот я не хочу ждать своих денег пять лет, дайте мне хоть половину, но сейчас, я против санации, давайте входить в ликвидацию». Тогда надо говорить о социальной ответственности кредитора – государственного кредитора. Если вы против плана санации, то предлагайте свой».

Критикуя, предлагай, а спасение утопающего – дело рук, в том числе, кредиторов. Именно в этой стадии сейчас предприятие «Шумилинский райагросервис». Антикризисный план готов, но одобрят ли его кредиторы? Судьбоносного решения ждут 230 человек. Специалисты признают, что написать реальный план санации весьма непросто. Ведь речь о лежачих хозяйствах. Добавить сюда осложнение в виде зоны рискованного земледелия. И получаем едва ли не обречённого. А значит, не стоит строить иллюзии. Вряд ли возможно вылечить все предприятия.

Однако это не значит, что не стоит пытаться. В этом уверены и чиновники. В этом же убеждают Президента. Он требует показать, как работает указ и что в нём так и не заработало.

Делать полноценные выводы, конечно, рано. Ведь процедура такова, что планы санации начали утверждать лишь летом, но тенденция наметилась. Убыточных предприятий стало меньше в два раза.

Михаил Русый, заместитель премьер-министра Беларуси: «Только 68 предприятий ухудшили свои показатели. У остальных – положительная динамика. Принцип сработал. Задача в том, чтобы за 2018-2019 годы, используя эти механизмы, мы стали крепко на ноги. В крайнем случае – чтобы предприятия могли сами себя содержать».

А вот что в указе можно улучшить? Снижение арендной платы за предприятие, возможность купить его без правоудостоверяющих документов, право применять методы антикризисного управления на всех сельхозорганизациях, подпадающих под процедуру банкротства. Всё это важные нюансы. Пропишут и механизм конвертации долгов в акции. Эта возможность есть в указе, но пока это только теория.

Этот антикризисный управляющий первым в стране готов пойти на риск. Мол, терять уже нечего. Семь месяцев назад он получил в хозяйство долги на 15 миллионов рублей и почти 150 кредиторов. Рассчитаться с ними нереально, даже если распродать всё имущество, но, Дмитрий уверен, что это не повод ставить крест на предприятии. Важно доказать кредиторам, что и из долгов можно извлечь прибыль: стоит конвертировать их в акции. В промышленности метод отработан, для сельского хозяйства – новинка.

Дмитрий Булак, антикризисный управляющий сельхозпредприятием «Мостовчанка»: «Безусловно, это путь достаточно сложный, если в указе пункт 11 всего лишь полторы страницы. Есть шанс ошибиться, но победителей не судят».

Уже решено, что «Мостовчанка» станет экспериментальной базой. Уточнённого указа здесь ждут 300 человек. А в конце года снова соберут всех кредиторов, чтобы решить, как распределить активы.

Так что же из аптечки выбрать? Фармацевтами должна стать местная власть. На этом акцентирует внимание Президент. И не стоит вопрос: «Зачем всё это нужно?». Ведь в целом сельское хозяйство рентабельно. Словно у здорового человека нашли больной орган. Он пока лишь портит самочувствие, но не способен подкосить весь организм. А что бывает с недугом, если его не лечить? Так и здесь. Не говоря уже о людях, работающих во всех этих убыточных хозяйствах. Указ об оздоровлении сельхозпредприятий стоило принимать, даже не будь он панацеей, а всего лишь надеждой. 

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента


Тема: АПКФинансыЭкономика