12
марта 2017
Контуры
20:33
Принципы партнёрства
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


В Бишкеке состоялось заседание Евразийского межправительственного совета. Премьер-министры пяти государств обсуждали вопросы экономической интеграции, и среди прочих – вопрос цен на энергоносители в едином экономическом пространстве.

На прошлой неделе стало известно, что Газпром с января вновь поднял цены на газ для Беларуси – теперь до 141 доллара. И после этого шага разница в ценах на топливо для российских и белорусских предприятий оказалась уже более чем двукратной. Собственно, об этой разнице и заявил в Бишкеке Андрей Кобяков.

Андрей Кобяков, премьер-министр Беларуси: «Мы договорились при подписании договора о Евразийском экономическом союзе, что она (эта разница) будет постепенно ликвидирована к 2025 году. Но почему эта разница так резко растёт? Разница в ценах между Беларусью и РФ выросла с 38% в начале 2014 года до 110% в 2016-м. Почему после создания ЕАЭС вместо постепенного сокращения разница стала в три раза больше? Наши партнёры прекрасно осведомлены, что 96% электроэнергии в РБ вырабатывается из российского природного газа. Как в такой ситуации можно конкурировать на общем рынке? Беларусь согласна двигаться вперёд, но мы против того, чтобы делать вид, что мы движемся вперед».

Дмитрий Медведев, председатель правительства России: «Если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего союза или, представим себе, вышли из состава союза, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам – порядка 200 долларов за тысячу кубометров. Вот и всё. И не нужно ничего доказывать, упражняться в подсчётах. Всё было бы существенно, гораздо дороже. В конце концов, здесь насильно никто никого не держит. Мы это прекрасно понимаем, мы добровольно всё это создали».

Иногда, чтобы понять принцип действия чего-то масштабного, бывает полезно смоделировать ситуацию на простом примере. Предположим, вы решили газифицировать свой дом. Исследовали рынок, сделали предварительные расчёты и заключили долгосрочное соглашение с одним из поставщиков. Разумеется, с тем, который предложил наилучшие условия. Причём вы договорились, что в перспективе цена будет иметь тенденцию к снижению, а не к повышению. Однако через некоторое время вы получаете счёт, который в два раза выше предполагаемого. На резонный вопрос о том, почему не соблюдается соглашение, вы получаете ответ в стиле подворотни: здесь никто никого не держит, другим мы продаём ещё дороже.

Полное смещение акцентов. Уход от обсуждения проблемы по существу к разговору с позиции силы. Стоит ли удивляться последовавшей за этим реакции Президента…

Споры по поводу цен на энергоносители возникли в конце 2015 года. В связи с их мировым падением и девальвацией российского рубля Минск, следуя подписанным соглашениям, посчитал справедливой цену на поставляемый в Беларусь российский газ в размере 73 долларов за тысячу кубометров. Что, в принципе, всё равно выше, чем для субъектов российской экономики. Когда Беларусь стала выяснять приоритеты, ей почти на треть сократили поставки нефти. «Газпром» начал, что называется, вгонять белорусов в долги.

О том, что вопрос по якобы существующему «газовому долгу Беларуси» имеет, скорее принципиальный, а где-то даже и воспитательный подтекст, можно судить по практике России в списании долгов для других стран. За последние 20 лет в правительстве подписаны десятки документов, которые реструктуризировали, а проще говоря, «простили» разным государствам на общую сумму, превышающую 140 млрд долларов. Если посмотреть на список, а здесь Гренада, Монголия, Корея, Бурунди, все эти страны, конечно, имеют партнёрские связи с Россией. Но они, едва ли, даже приближаются к той степени интеграции, которая годами нарабатывалась в Союзном государстве.

Тем не менее, Беларусь не просит ничего бесплатного. В соответствии с союзными договорённостями, Минск настаивает лишь на создании условий равнодоходности для производителей. Чтобы сборочные производства Беларуси, где используются российские комплектующие, поставляли в союзную страну доступную продукцию. А не ту, в стоимости которой сидит неадекватно дорогой газ или произведённая из него электроэнергия. Пока же с Европой разница в цене в сорок долларов, а с Россией – в 70. И тут, как в поговорке: родство – дело святое, а торговля – дело иное.

Юрий Крупнов, политолог: «Российская Федерация имеет нефть и газ советского периода, когда мы вместе все, как единая страна, эту нефть и газ добывали и осваивали (Тюменские бесконечные болота). По большому счёту, это наше общее достояние, за которое мы должны спасибо сказать мамам, папам, бабушкам, дедушкам, а не нынешнему экономическому блоку правительства. Так возникает вопрос, если они раскалывают наше Союзное государство, значит, у них цели, прежде всего, геополитические».

Равные условия для бизнеса в России очень часто трактуются с бескомпромиссной позиции «только там, где выгодно». «Гомсельмаш», например, за последние год-два был вынужден снизить экспорт комбайнов на Восток почти наполовину – местные аграрии жаловались на кризис и невозможность самостоятельно платить за наши машины. В это же время сельхозтехника немецкого производителя Claas, собранная, как конструктор, в России была признана отечественной, а, значит, её покупателям стали выделяться кредиты и субсидии. Между тем, Берлин, напомним, один из инициаторов и активных участников санкционной войны с Москвой. Вредное белорусское мясо, некондиционное молоко… Для усиления подключают «тяжёлую артиллерию»: Беларусь – закормленная кредитами содержанка. А вот о том, что эта нахлебница исправно рассчитывается по займам, говорить не принято. Как и о том, что проценты по некоторым из них выгоднее, чем где-либо.

Сергей Михеев, политолог: «Я считаю, что никто ни для кого нахлебником не является. Пугать друг друга, угрожать друг другу – это то, что будет играть на руку всем нашим недругам общим, а у нас недругов – огромное количество».

Алексей Мухин, директор Центра политической информации: «Образное выражение относительно того, что отношения Беларуси и России не просто «бухгалтерия» – очень сильное описание того, что происходит сейчас, на самом деле. Интеграционных точек соприкосновения очень много. Поэтому так болезненно воспринимается, когда одна часть этого организма начинает конфликтовать с другой частью этого организма».

Даже беглого изучения открытых источников достаточно для того, чтобы понять: Беларусь с Россией работает на принципах партнёрства. Взять, например, оборонное направление. Радиолокационная станция «Волга», узел связи ВМФ России в Вилейке, регулярные масштабные учения, кооперация в военно-технической сфере, и вообще в экономике, где заняты миллионы россиян и белорусов. Кроме материального, нас не на словах объединяет общая историческая память о войнах и конфликтах прошлого века: Чернобыль, общая беда. А нынешняя переговорная площадка? Разве можно подсчитать, сколько стоят усилия Минска в деэскалации украинского конфликта, в разрешении которого участвует, в том числе и Россия?

Таня Бонд, политолог (г. Лондон): «Кто как не Беларусь, единственная, пожалуй, так много и широко поддерживает политически Россию. Я имею в виду, прежде всего, Украинский конфликт. Да Беларусь просто спасла Россию, её остатки авторитета на международной арене, выступив посредником и сделав Минские соглашения! Кто знает, где бы мы сейчас были без них! Война полномасштабная? Я считаю, это Россия в долгу у Беларуси, а не наоборот. И рисковать таким партнёром и союзником из-за газа или ещё чего-то, что для России не самое важное, просто глупо и недальновидно. При этом Россия лихорадочно ищет новых союзников по всему свету, от Китая до Латинской Америки. А это не просто, нарабатывается годами. А верного друга Беларусь прессингует и портит отношения. Где логика и где разум?»

В России начинают всерьёз рассуждать о том, что Беларусь уже и не совсем союзник. И вообще она идёт по «украинскому пути». Дошло до того, что поставки в Украину белорусских продуктов питания или горючего в Москве расценивают как прямую поддержку воюющей на Донбассе армии. Между тем, по некоторым источникам, ещё совсем недавно на десятки миллионов долларов в торговле Киева и Москвы тянули поставки военного и двойного назначения: для Украины – гусеничные траки, автопокрышки... Для России – морские суда, обеспечивающие её присутствие на Ближнем Востоке... Но это не для широкой публики. В ходу – другие вбросы.

Кирилл Коктыш, доцент кафедры политической теории МГИМО: «Спекуляции вокруг «майданного сценария» в Беларуси, как правило, возникают с подачи бизнес-субъектов, которые на этой волне стремятся либо приобрести с каким-то дисконтом белорусские активы, либо, наоборот, вытеснить белорусских производителей с российского рынка. И то, и другое имеет место. Не в катастрофических масштабах, конечно. Но эти тревожные звоночки, которые пропускать нельзя».

Россия готовится к президентским выборам-2018. И можно не сомневаться – тема партнёрства с Беларусью будет актуальной для программных заявлений всех кандидатов. Именно эту страну не без оснований россияне считают наиболее близкой и дружественной. По логике, что-либо противопоставлять этому – контрпродуктивно. Но, к сожалению, логика иногда хромает.


Тема: Беларусь-РоссияЦены и тарифы
Корреспондент: Светлана Карульская