18
июня 2017
Контуры
20:40
Инвестировать в будущее
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


В конце апреля Александр Лукашенко и Пётр Порошенко посетили украинскую и белорусскую части территорий, пострадавших от Чернобыльской катастрофы. Менее чем через два месяца Президент вновь отправился в Гомельскую область, а конкретно – в Хойникский район. Наш корреспондент Игорь Тур убеждён в особом отношении Александра Лукашенко к этой земле и к людям, живущим на ней.

«Свой огородик, мы в своём доме живём, курей держим – ну, нормально. Дети здоровые, ездят часто оздоравливаться. Школы, сады – всё функционирует. Молодёжь приезжает на работу, город красивеет с каждым днём! Тридцать лет не был – вот приехал, и Хойники меня приятно удивили! Чисто, красиво».

Так о городе, который для многих остаётся одним из символов Чернобыльской трагедии, говорят его жители и гости. Хойники – небольшой райцентр в 105 километрах от Гомеля – в 1986-м с карты не исчез, но резко изменил свой облик.

После Чернобыльской трагедии своё существование прекратили 429 белорусских населённых пунктов. Одних жителей эвакуировали в первые часы, других отселили позже, третьи уехали сами. Радиационному загрязнению подверглись 20 из 21 района Гомельской области, среди наиболее пострадавших и Хойникский.

Но многие люди всё же остались и стали учиться жить по соседству с радиацией. И контролем над цезием и стронцием здесь никого не удивишь. Местные даже шутят – может, в больших городах вы даже чаще видите дозиметры, чем мы?

Чем ближе к Припяти, тем чаще слышим про два стереотипа. Первый – все люди здесь заражены радионуклидами, век их короток, а жизнь невесела. Но хойничане совершенно не похожи на нездоровых и грустных людей. Стереотип второй – упаси Бог съесть что-то с территории Полесского экологического заповедника, мол, строгий радиационный контроль – не больше, чем «сказки» для успокоения населения. Жители этих мест на стереотипы не обращают внимания, они живут и развивают свой Хойникский район.

С этой процедуры начинается каждый день всех пищевых предприятий на юге Гомельщины. Перед тем, как молоко попадёт в цеха, его тщательно исследуют на наличие радионуклидов. Сегодня это, скорее, дань традиции, пусть и закреплённая в документах по безопасности. Сырьё – чистейшее, и вряд ли кто-то догадывается, что продукция известного бренда «Полесские сыры» рождается на некогда загрязнённой территории.

Майя Федончук, ведущий инженер-химик Полесского производственного участка предприятия «Милкавита»: «По содержанию цезия 137-го у нас результаты не больше 30 беккерелей при норме на молоко-сырье 370 беккерелей.
Светлана Атрощенко, ведущий инженер-технолог Полесского производственного участка предприятия «Милкавита»: «Приезжают итальянские специалисты, которые потом говорят нам, что наш сыр ничем не хуже итальянского».

Для того, чтобы посмотреть, как здесь живут люди и как к жизни возвращают эти земли, в регионы, пострадавшие от Чернобыля, каждый год приезжает Александр Лукашенко. На неделе Президента встречали в деревне Бабчин Хойникского района.

Забегая вперёд, хочется сказать – визиты Главы государства на юг Гомельской области эмоционально всегда отличаются от стандартных рабочих поездок Президента. Да, Александр Лукашенко заслушал доклад губернатора, какие-то проблемы обсудили на месте, были и поручения.

Но всё же этому региону Президент действительно уделяет особое внимание, 10-15 лет назад Александр Лукашенко и вовсе неделями жил на пострадавших от Чернобыля территориях, будучи убеждённым – эти земли можно и нужно восстанавливать. Это, кстати, упрёк всем скептикам – разве может здесь быть небезопасно, если лично Президент, осмотрев пчелопасеку, без опасений пробует свежесобранный мёд?

Пчелопасека – одно из направлений развития Полесского экологического заповедника и возвращения его земель в сельхозоборот. Конечно, на некоторых участках уровень радиации и правда зашкаливает, но территория загрязнения похожа на мозаику.

Максим Кузин, заведующий научным отделом экологии Полесского государственного радиационно-экологического заповедника: «Радиационный фон очень отличается. Измеряя его в одной точке, мы имеем соответствие ближе к естественному, отходя на небольшое расстояние, мы имеем уже ограничение нахождения по времени, потому что мощность дозы может различаться в разы».

То есть говорить о том, что «грязны» все земли – неправильно. Там, где уровень радиации допустимый, учёные снижают до минимума количество радионуклидов в пище. Здесь же по поручению Президента развивают небольшие, но важные проекты, чтобы люди могли найти работу – пчелопасека, два участка деревообработки и конеферма.

Офисную работу бухгалтера Елена променяла на разведение лошадей. 280 голов элитных пород посреди заповедника – результат её труда. Есть любимица – Виола. Кобылица родилась в зоне загрязнения, после чего сама уже трижды ожеребилась, всё потомство – здоровое.

Елена Болдырева, ведущий зоотехник Полесского государственного радиационно-экологического заповедника: «В этом году уже у нас получено 73 головы приплода. Но я думаю, что до конца года мы получим 90 голов. Это уже о чём-то говорит?».

У загона Александр Лукашенко останавливается надолго. Вопросов много – всё ли получается, нужна ли помощь? – и рождается решение создать ещё три такие конефермы. Ведь это и рабочие места, и прибыль для региона. Стоят рысаки недёшево, и если спрос превышает предложение, то с клиентом поторгуются. Даже если клиент Президент.

Товар изучают на месте, в эксперты вызвался Леонид Анфимов. Лошадь не сразу принимает незнакомца, но кто же установит контроль над рысаком, если не председатель комитета Госконтроля?

Случилась в программе визита и незапланированная остановка, неожиданность для всех. Александр Лукашенко останавливается у заброшенной «хаты». И в одной из комнат находит старую, но чудом сохранившуюся этажерку – оказывается, похожая была и в доме, где Президент провёл детство. Частичку самобытного полесского интерьера забирают в Минск.

И всё же сердце заповедника (пока) – лаборатория спектрометрии и радиохимии. О том, сколько цезия и стронция в почве, воде, растениях и мясе, точно знают именно здесь.

«Это образец рыбы, изъятой с территории заповедника, реки Припять. Нам нужно узнать активность цезия-137 и стронция 90-го».

Проходит десять минут – показатели в норме. За процессом наблюдает Президент. Директор заповедника обсудил с Александром Лукашенко перспективы создания здесь промыслового рыболовства с переработкой. Мол, местные всё равно с удочками по всей Припяти. Президент предложение одобрил и заявил: в следующий раз приедет сюда уже на рыбалку.

В конце насыщенного визита Глава государства ответил на вопросы журналистов. Спрашивали о культурном наследии региона, о росте цен, интересовались, уйдёт ли Президент летом в отпуск. Но главный вопрос – первый: как личная и президентская жизнь Александра Лукашенко связана с этими местами?

Такое внимание Президента – гарант успешности восстановления пострадавших от Чернобыльской катастрофы земель. В Совмине уже находится проект указа о дальнейшем развитии заповедника, но документ доработают с учётом новых поручений. Впрочем, очевидно, что отношение первого лица к этим землям особое. И местным рыбакам не стоит удивляться, увидев на берегу Припяти с удочкой… Александра Лукашенко. Об этом своём обещании Президент также напомнил перед отъездом.


Тема: АПКПроизводство
География: Гомельская область