08
октября 2017
Контуры
20:50
Барселонский синдром
  

Все эфирные видеоматериалы в любое время доступны
на нашем YouTube-канале. Подписывайтесь, это абсолютно бесплатно!


Референдум в Каталонии все эти дни не покидал заголовков газет и новостных выпусков. Напомним, ровно неделю назад состоялся плебисцит о независимости, который власти Испании заранее объявили незаконным. Причём, ладно бы на словах. 50 тысяч полицейских, присланных из других областей жёстко, с применением резиновых пуль и дубинок пытались не допустить людей на участки для голосования. Пострадали 900 человек, в том числе и сами полицейские.

Неудивительно, что даже сам факт референдума померк на фоне шока, который испытали не только все испанцы, но и европейцы от таких мер. Моментально вспыхнули массовые протесты. На улицы вышли более 700 тысяч каталонцев. Демонстрации буквально парализовали регион. И только вечером в пятницу представитель правительства Испании в Каталонии Энрик Милло извинился за насилие полицейских. Ну а что, собственно, референдум?

В голосовании приняли участие более двух миллионов человек. Это 43% обладающих правом голоса.

За отделение от Испании проголосовали 90% из них. Против – менее 8%. Уже во вторник парламент Каталонии намерен обсудить результаты и объявить о независимости в одностороннем порядке.

Однако, как мы уже понимаем, не всё так просто. И всё же наш корреспондент Олег Романов попытался разобраться в том, что сегодня происходит в Испании.

Чтобы с боями дойти до избирательных участков, многие каталонцы захватили спальные мешки и провели ночь на улице. И, понимая, что официальному Мадриду совсем не хочется сдавать позиции, сооружали баррикады.

В то, что полиция применит дубинки и резиновые пули, похоже, никто не верил. До последнего.

По официальным данным, первого октября, в день референдума, который Мадрид объявил незаконным, пострадали, приблизительно, 900 человек (в том числе, десятки людей в форме). В Брюсселе стыдливо опустили глаза. Мол, всё в пределах закона. Официальный Мадрид откомандировал в Барселону 50 тысяч полицейских и национальных гвардейцев из других регионов, поскольку на каталонских надежды не было. В итоге удалось блокировать две трети учебных заведений, в которых сепаратисты собирались голосовать. Однако оставшихся восьмисот школ хватило, чтобы к урнам пришло два с четвертью миллиона граждан мятежной провинции. В Барселоне объявили, что 90% каталонцев поддержали независимость, а значит, её не миновать.

Карлес Пучдемон, председатель правительства Каталонии: «Теперь мы ближе к независимости, чем месяц тому назад, и это не благодаря одному только календарю, не только из-за того, что время идёт. Каждый день, каждая ошибка Мадрида делает нас сильнее и многочисленнее!».

У испанцев на этот счёт иное мнение: пресловутые 90% – это ведь от числа голосовавших, а от общего числа каталонцев выходит только треть. Значит, большинства нет, что, впрочем, всё равно не важно, поскольку референдум был незаконным.

Филипп VI, король Испании: «Каталонское общество расколото на враждебные лагеря. Власти автономии рушат единство испанского народа. Под угрозу поставлены экономическая и социальная стабильность не только Каталонии, но всей страны!».

А также Европы и всего мира – можно добавить смело. Ведь конфликт – это совсем не всплеск исторических обид. Каталония не является суверенной уже 800 лет. Да, Барселона боролась с франкистами в гражданскую. Потом почти опустела: от репрессий каудильо бежали сотни тысяч каталонцев, которых прозвали «уехавшим поколением». Да, до ухода Франко сам местный язык был запрещён к официальному употреблению, но сейчас Каталония свободна и почти суверенна, а изгнан из официального обихода здесь уже испанский. Спор идёт, конечно, о другом, не о языке: «Кто кого кормит?».

Каталония территориально – это 1/16 Испании и 1/6 по численности населения. При этом автономия производит 20% ВВП Королевства. Туризм, судостроение, грузоперевозки, химическая промышленность: ещё в Барселоне – крупнейшие в Европе порт и воздушная гавань. В бюджет Испании Каталония платит 62 миллиарда, получает только 45 – вот об этих 17 миллиардах разницы, собственно, и речь.

Независимость провинции, по правде говоря, вряд ли нужна: Каталония выпадет из Евросоюза и на годы окажется отрезана от остального континента границами, визовыми барьерами, таможенными пошлинами. И от Испании она будет отгорожена тоже: каталонские промышленность и туризм если не умрут вовсе, то сильно захиреют.

По правде говоря, не Барселона кормит Мадрид. Напротив, именно королевство создаёт условия для барселонской сытости. Но и это не всё: независимость Каталонии банкротит кризисную Испанию, далее рушатся больные экономики Франции, Португалии, всего ЕС… Евро, который и без того дышит на ладан, уходит в пике и гибнет. Начинается континентальный парад суверенитетов: Баскония, Венето, Корсика, Фландрия, Силезия, Бавария… Радикальная перекройка границ раскромсает Европу на кровоточащие обожженные обрубки – без войны тут точно не обойдётся.

Нет сомнений, власти Барселоны это всегда отлично понимали. Для них сепаратизм с вечным повышением ставок был только способом торговли – с Мадридом и с Европой в целом. Даром что ли десятки лет сюжет с независимостью не имел развития? Но первого октября торговлю перестали контролировать обе стороны: все требуют войны, только войны, никаких переговоров. И решают теперь не политики, а озлобленные испанцы с оскорблёнными каталонцами: время перформансов ушло, пришло время войны. Или, даст бог, всё-таки мира?

Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента


Тема: Протесты
Корреспондент: Олег Романов
География: Испания