10
декабря 2010
Культура
20:30
Анатомия Мирского замка: от Ренессанса до барокко

В резиденции белорусских магнатов завершается создание постоянной экспозиции. Экспонаты разместили в почти сорока комнатах.

 

Cегодня Мирский замок изнутри – «terra incognita», неизвестная земля. Туристов в так называемый «Северный», дворцовый, корпус ещё не пускают. Покой почти сорока новых музейных залов охраняют пушки и рыцарские доспехи. «Летучие гусары» – аналогия с настоящими XVII века. «Здесь были Ваня, Петя, Маша» – надписи скрыла штукатурка. Единственный автограф эпохи, оставленный реставраторами, наполеоновского маршала Даву 1812 года. У стен Мирского замка проходили самые ожесточённые на территории Беларуси бои той войны, а сейчас здесь уже готовая выставка мирных трофеев. При Родивиллах замок – этакий «охотничий домик», загородная резиденция. Проходим в Столовую избу эпохи Ренессанса. Вот «кассоне» (с итальянского – «ящик, сундук») конца  XVI века купили на аукционе. Медные подносы  – тоже из прошлого XIX. Ковёр  старше на двести лет.

 

Елена Карпенко, заведующая отделом Национального художественного музея Беларуси: «Гобелен из города Ауденарде, как установили недавно наши специалисты, изображает он охоту на зверя, похожего на тура. Очень редкий сюжет. В целом эта шпалера соответствует лучшим образцам брюссельской мануфактуры».

 

Что ели, чем запивали и как пировали магнаты? Об этом сменная выставка из фондов Национального художественного. А это – история в лицах – доставили сегодня. Портреты Родивиллов в лавровом венке с цифровых копий. Подлинники уже полвека в Варшаве.

 

Ольга Новицкая, заведующая сектором замкового комплекса «Мир»: «Надежда Святополк-Мирская – племянница князя Михаила. Она жила вместе со своим дядей здесь, в Мирском замке. Имела она мелодичный, красивый, мягкий голос. До сих пор помнят её игру на гитаре».

 

В память о ней – графонола. Довоенная, возможно, продукт соседней Барановичской патефонной фабрики. Эти залы смело назовём «мемориальными». Они о последних владельцах: от Святополк-Мирских – почти ничего не осталось – помогли госзакупки. Тридцать лет реставрации, около трёхсот миллиардов рублей. Осталось лишь услышать: «Открыто».

 

Тема: Живопись
Корреспондент: Александр Матяс