14
октября 2013
Общество
19:30
Директор Национального центра усыновления: «Семья – это когда мама встала утром, поставила чайник и делает бутерброды для всех»
Белорусская рубрика «У вас будет ребёнок» в программе «Пока все дома» существует уже 1,5 года. Ровно год назад на сайте ONT.BY проходила онлайн-конференция с создателями и идейными вдохновителями рубрики. Поэтому мы решили не углубляться в тематику усыновления (наши читатели и зрители могут найти конференцию тут), обсудили новости проекта за прошедший год, поговорили о проблемах и планах на будущее. На вопросы ONT.BY отвечает директор Национального центра усыновления Наталья Станиславовна Поспелова, руководитель рубрики «У вас будет ребёнок» Олег Лепешенков и её ведущая Людмила Бусько.
 

Хочу сразу воспользоваться случаем и поздравить Наталью Станиславовну с вручением ей «Ордена звезды» – государственной награды Италии. Наталья Станиславовна, расскажите об этом подробнее.

Поспелова Н.С.:
Для меня это было очень неожиданно. Я 9 лет работаю директором Национального центра усыновления, и ничего не предвещало вручения этого ордена. «Орден звезды» вручается по указу президента Итальянской Республики, который именным образом подчёркивает вклад отдельных людей в развитие гуманитарного сотрудничества между странами. Мне вручали его в резиденции посла Итальянской Республики. По словам посла господина Алессандро Абетти, за честность, принципиальность и за постоянную готовность поддержать людей в трудном процессе усыновления. На самом деле, я и на вручении этого ордена говорила, что я очень везучий человек и счастливая женщина, потому что пахали на ниве международного усыновления все, а орден достался только мне.

Национальное усыновление – это очень сложный процесс. Международное усыновление – сложный процесс вдвойне. Итальянские семьи усыновляют у нас возрастных детей. Средний возраст таких деток – 14,5 лет. Это очень тяжёлый и неоднозначный детский возраст. А когда ещё этому усыновлению способствует перемена климата, страны, языка, культуры, то это, конечно, очень нелегко.

Ваша рубрика существует 1,5 года. Сколько деток усыновлено на сегодняшний день и сколько находится в процессе усыновления?

Поспелова Н.С.:
Телеканал ОНТ показал в рамках этой рубрики уже 100 деток. Эта рубрика ваша, а не наша. Вы были идеологами, создателями. Олег и Людмила стараются больше, чем все мы вместе взятые. Для них, такое чувство, что это дело жизни, определённое призвание. Нельзя, встречаясь с ребёнком с особенной судьбой, быть к нему нерасположенным. Ты всё равно вынужден эксплуатировать свою душу. Но то, как это делает бригада, работающая над рубрикой «У вас будет ребёнок», это, конечно, достойно уважения. Я сравниваю белорусскую и российскую рубрику и без ложного патриотизма говорю о том, что Людмила Бусько – лучшая ведущая этой рубрики. Она показывает ребёнка очень органично.

Лепешенков О.: Эта вся работа была бы невозможна без Натальи Станиславовны, без самого плотного содействия с Национальным центром усыновления.

Поспелова Н.С.: Ещё посмотрите, как работают педагоги, как они носятся с каждым ребёнком… Рубрика тем хороша, что она взяла всё самое лучшее, что было накоплено в системе. Мы не умеем снимать сюжеты про детей, но мы умеем их воспитывать и душевно к ним относиться. На сегодняшний день в семьи утроено 25 деток, то есть можно сказать, что каждый четвёртый ребёнок из показанных. Речь идёт о разных формах ухода: об усыновлении, опеке…

Вопрос к Олегу и Людмиле. Как Вы оцениваете результаты программы? Когда рубрика только задумывалась, предвидели ли Вы такой успех?

Лепешенков О.: Что называть успехом? Когда мы только приступали к созданию этой рубрики, Людмила совершенно справедливо говорила, что даже один ребёнок – это судьба человека. Мне кажется, важно показать, что ребёнок это ни какой-то инопланетянин, который живёт неизвестно где. Мы можем жить рядом с детским домом и не знать, что находится за этой оградкой: то ли детский сад, то ли школа… Можем проходить мимо, видеть играющий детей и не отличать, детдомовские они или домашние. Потому что дети, на самом деле, всегда дети, они также любят играть, также нуждаются в тепле, внимании и любви.

Мы сталкиваемся с тем, что показываем детей с какими-то очевидными проблемами со здоровьем. Но ведь и у домашних детей есть проблемы. К сожалению, совсем здоровых детей сейчас практически нет.

Если говорить о вкладе в рубрику, низкий поклон нашим московским друзьям – Тимуру и Лене Кизяковым. Они сделали максимум со своей стороны для того, чтобы мы ещё на старте знали, как подходить к съёмкам, как показывать детей, чтобы это действительно зацепило зрителей. Эта рубрика требует максимальной искренности. С самого начала мы старались показывать кусочки жизни, на телевизионном языке это называется «лайф», когда ведущая и ребёнок просто забыли обо всех вокруг, общаются и показывают себя такими, какие они есть. Мне кажется, это самые ценные фрагменты наших съёмок, которые действительно задевают душу людей, находящихся по ту сторону экрана.

Бусько Л.: Действительно, когда создавалась эта рубрика, я для себя отметила: даже если уйдёт хотя бы один ребёнок в семью, миссия рубрики будет выполнена. Это ведь судьба целого человека, и даже не одного. Потому что помимо ребёночка будут счастливы и родители. Когда начали приходить письма из Национального центра усыновления, что детки уходят в семьи, вся съёмочная группа просто летала на крыльях. Я бы не назвала это успехом. Вот если бы наша рубрика закрылась, всех детей разобрали по семьям, закрылись детские дома, тогда я была бы счастлива и сказала бы: «Вот это успех, мы это сделали!»

Я считаю достижением, когда забирают детей с достаточно серьёзными диагнозами. Причём, разговаривая с мамами, папами, которые усыновили этих деток, я понимаю, что они в принципе не думали об усыновлении, они просто увидели глаза ребёнка и поняли, что это их частичка. Мне очень часто звонят те, кто ещё раздумывает. Я знаю, что раздумывание – это первый шаг. Может быть, не сейчас, через 10 лет люди придут к этому. Они звонят и говорят: «Мы никогда не думали об усыновлении, но мы смотрим вашу рубрику. Оказывается, много детишек берут. Расскажите, как это сделать…» Вот это я считаю достижением рубрики.

Лепешенков О.: Мы специально отправили Людмилу на курсы в Национальный центр усыновления наравне с другими родителями, которые хотят взять в семью ребёнка.

Бусько Л.:
Когда я ходила на курсы усыновителей, помню, как одна из семей сказала: «Мы давно об этом думали, но не решались. Потому что мы видели вокруг нормальные семьи, домашних детей и думали, что будем отличаться от остальных, что на нас будут смотреть как-то не так. Когда мы решились придти сюда, оказалось, что даже в нашем доме есть усыновлённый ребёнок, и в детском саду. Пришли сюда и увидели не других, а таких же, как мы». Поэтому многие из тех, кто стали мамами и папами, даже соглашаются и дальше с нами работать для того, чтобы рассказывать об этом. Один папа сказал, что они шли к этому несколько лет, взяли мальчишку, теперь бегут за доченькой, потому что это такое счастье, и они не понимают, как могли откладывать его на столько лет.

Поспелова Н.С.: У меня уже несколько раз спрашивали, работает ли Людмила в центре усыновления. Я говорю, что пока нет, но если она захочет, мы можем её взять. (Улыбается – прим. ред.) Люди приходят к нам, и когда речь идёт о возрастных детках – 4-6 лет, которые широко представлены в рубрике, – мы показываем, прежде всего, не анкету, а ставим видео рубрики «У вас будет ребёнок». Они с удовольствием смотрят и говорят: «Какой хороший и весёлый ребёнок – нужно поехать познакомиться!»

Лепешенков О.: Мы сейчас действительно работаем над тем, чтобы показывать детей старше 10 лет. У нас даже появилась дополнительная строчка в титрах о том, что в местных органах опеки и Национальном центре усыновления можно узнать подробности не только об усыновлении, но и получить консультацию по вопросам опеки. После 10 лет ещё нужно и согласие самого ребёнка. Такие дети могут рассчитывать если не на усыновление, то хотя бы на опеку.

Какова география проекта на сегодняшний день? Все ли детские дома Беларуси удалось посетить за это время?

Бусько Л.:
Ещё далеко не все, но мы уже объехали все регионы, во всех областях побывали. Открываем очень много детских домов. Есть у нас свои списки, но в них далеко не все детские дома. Есть такие, в которых осталось мало деток, они уже идут на закрытие. Мы услышали об этом детском доме, собираемся и едем туда. Много детских домов специализированных, в которых живут детишки с достаточно сложными диагнозами. Начали ездить и в такие. Мне приятно, что эти малыши тоже уходят в семью. Вот к нам радостная новость пришла совсем недавно: мальчик с серьёзным диагнозом вернулся в свою семью, его маму восстановили в родительских правах. Насколько этот малыш в свои 3,5 года оказался сильным и счастливым! Он заражал своим оптимизмом и счастьем всю съёмочную группу. Нам было вдвойне тяжело, когда мы понимали, что этот маленький человечек даже в чём-то сильнее нас, взрослых. Мы собираемся и дальше ездить по специализированным детским домам, теперь эта тема нас не пугает.

Сами детские дома вам ещё не звонят с просьбами приехать?

Бусько Л.:
Нет, обычно ждут. Мы им звоним, а они нам: «А мы вас уже ждём!»

Олег, может быть, назрела необходимость в Вашей рубрике рассказывать не только о детях, но и о том, с какими трудностями могут столкнуться будущие родители?

Лепешенков О.: Усыновление – это не финальная точка. Действительно, для родителей важно знать, что дальше. У нас есть намерение о сотрудничестве в рамках интернет-вещания телеканала ОНТ. Речь идёт и подготовке небольших фильмов цикла, который носит рабочее название «Ребёнок в новой семье». Этот цикл фильмов призван помочь родителям и детям стать по-настоящему счастливой семьёй, принять друг друга.

Помимо того, что эта рубрика выходит в рамках программы «Пока все дома», она повторяется в «Нашем утре», а также выходит в эфире интернет-телеканала ONT.BY. Мы работаем сейчас с порталом TUT.BY, который каждый понедельник выкладывает свежий выпуск рубрики «У вас будет ребёнок». Также сотрудничаем с порталом Detdoma.by, где на главной странице висит большой баннер «Стать родителем», который ведёт на страницу нашей рубрики. Мы очень рады, что появится возможность дополнительно увидеть деток на портале dadomu.by, который открывается ко Дню матери.

Вместе с тем, насколько я знаю, был случай, когда родители забрали малыша к себе, а через некоторое время вернули его обратно в детский дом. Почему это произошло: родители не рассчитали свои силы или в данном случае дала сбой система усыновления?

Поспелова Н.С.: Безусловно, не рассчитали и переоценили свои силы, слабо подготовились к тому, чтобы принимать ребёнка таким, какой он есть. Такое случается редко, но бывает. Усыновление – это институт, в основе которого лежит такое человеческое чувство, как любовь к чужому ребёнку. Тем не менее, в год происходит до 10 случаев отмены усыновления на 600 усыновлённых деток. Конечно, этот статистический процент совершенно небольшой, но за каждой цифрой стоит судьба ребёнка. Мы в каждом таком случае видим большой урок.

Олег абсолютно прав, говоря о том, что семейное устройство – это не раздача детей по семьям. Если бы это было так легко… Это огромная работа, которая основана на оценке взрослыми своих возможностей и совмещении их с потребностями ребёнка. Мало красивой картинки, личика ребёнка, надо знать, почему у него есть те или иные проблемы, что к ним привело и что можно сделать, чтобы их если не снять, то хотя бы минимизировать. Не секрет, есть проблемы, которые никто никогда не решит, но к ним можно изменить отношение.

Детей какого возраста чаще забирают в семью?

К сожалению, усыновление – это в основном удел малышей. И на это есть ряд причин. Если ребёнку 10-12 лет, он хорошо помнит своих родителей. Это не значит, что мы должны вычеркнуть эти воспоминания и сказать, что эти мамы и папы были плохими. «Не переживай, мы тебе сейчас дадим новых, хороших и благополучных!» Даже представить такой подход нельзя. Наша задача также бережно относиться к воспоминаниям ребёнка, как он сам, пытаться примирить его с той правдой жизни, которая есть, чтобы он минимально пострадал от её осознания. Но ребёнок в то же самое время имеет возможность если не быть усыновлённым, то хотя бы иметь опекуна, наставника, доброго советчика и друга. Например, вы не можете по жилищным, материальным или по каким-то бытовым вопросам привести ребёнка в семью, но вы можете навещать его в детском доме. Ребёнок 12-15 лет понимает, что с ним происходит, почему эта семья его навещает и может взять его только на праздничные дни. Разве плохо, когда о ребёнке заботятся много людей?

Насколько сам ребёнок в этом нуждается?

Поспелова Н.С.:
Есть дети, которые не готовы предать воспоминания о своих сёстрах, о своих родителях и родственниках. Некоторые дети замирают в ожидании прихода мамы, отца или бабушки, которая, как им кажется, звонила на прошлую Пасху, хотя в журнале фиксированных звонков мы видим, что бабушка звонила в 2008 году. Ребёнок ждёт, что бабушка ему позвонит и боится создавать новые отношения. Он не готов к ним. Кто-то может быть так и останется, но есть дети, которые соглашаются на патронатное внимание как форму участия в их жизни постороннего человека. Они иногда уточняют: «Вы же не будете меня усыновлять, присваивать?» Усыновлять не обязательно, но можно поехать в выходные на «Линию Сталина» или в грибы. В семейном устройстве есть большой риск попытаться самоутвердиться за счёт слабого, а этого допускать нельзя. Для ребёнка его родители были, есть и останутся самым светлым воспоминанием, хотя мы знаем, что мама макала нашего мальчика в кипяток, но она его мама. Это нам с вами нельзя, а ей можно. Иногда привязанность детей к родителям настолько крепка, настолько хрестоматийна, что это говорит о том, что социальные службы её когда-то зря разрывали. Надо было всё-таки дать возможность этой маме почувствовать себя более успешной мамой, помочь ей.

Есть патронатное воспитание, есть усыновление… Какие формы семейного устройства мы не назвали?

Поспелова Н.С.:
Существует 4 формы семейного устройства – усыновление, опека (попечительство), приёмная семья как профессиональная форма заботы и патронатное воспитание (подробнее можно почитать на сайте Национального центра усыновления). В нормативных актах патронатное воспитание рассматривается как форма добровольного участия людей в судьбах детей. Звучит очень красиво, но я бы без преувеличения сказала, что патронат – это тоже преамбула определённого формата семейного устройства. Будет это усыновление, приёмная семья или опека, покажет время, но сегодня к ребёнку кто-то приходит, думает о нём, покупает ему сладости или фрукты. Это замечательное дело, когда в воспитание ребёнка вовлекаются разные люди.

Вы говорили о том, что к усыновлению нужно готовить родителей, есть ли такая необходимость в случае с патронатным воспитанием?

Поспелова Н.С.:
К патронатному воспитанию тоже нужно готовить людей. Иногда они не последовательны. Особенно молодёжь. Часто пишут нам: «Я собираюсь на море со своим другом, можно я возьму с собой ребёнка из детдома? Он погреется на солнышке, я ему фрукты покупать буду…» Замечательный вопрос, какая открытость, отзывчивость, но какая бездна между реальностью! Вы знаете, как с ним обходиться? Вы ведь возьмёте не пустое лукошко, а ребёнка. С его надеждами, чаяниями, внутренним миром. Или, например, он не ест виноград. У него от него анафилактический шок. Вы этого не знаете, накормите ребёнка, а потом будете бегать по побережью в поисках доктора. Второй момент: в каких правовых отношениях вы находитесь? Если малыш сломает ногу, в медицинском учреждении у вас спросят, кто вы ребёнку. Все дети имеют законного представителя. Третий момент: как объяснить ребёнку, что ему сказку подарили, а потом её забрали? Поэтому патронат ориентирован на более взрослых детей, которые могут рационально вместе со взрослым и педагогом-психологом выбирать возможности для своего жизнеустройства. Это нормально – дать ребёнку выбор.

Вернулся ребёнок из семьи – нужно обязательно проговорить с ним, что он видел, что его удивило, что было не так, как он предполагал… Потому что есть риск выплёскивания. Вы взяли сироту на выходные. Вы отдадите ему всё: ласку, заботу, сладости, еду, всё что он захочет. А это ему не надо, у него всё это есть в детском доме. Семья – это обязанности, традиции, ритуалы, ответственность друг за друга. Когда мама встала утром и уже поставила чайник и делает бутерброды для всех. Мама это делает, потому что она ответственная, она заботится. Семья – это постоянный труд. Когда ребёнок начинает это понимать, у него нет напыщенных ожиданий от семейной жизни. Ко мне часто подростки приходят и говорят: «Я что в эту семью попала, чтобы посуду мыть?» Я отвечаю так: «Надюша, девочки всего мира во всех семьях всегда моют посуду, стирают носки за всеми, прибирают опрокинутые чашки. Тогда они становятся хорошими мамами». Будь я нормативным педагогом, а не социальным, я бы сказала, что её эксплуатируют.

Лепешенков О.: Не один раз ловил себя на мысли, когда говорил старшему ребёнку что-то сделать, например, почистить обувь или вымыть посуду, не является ли это использованием детского труда… (Улыбается – прим. ред.)

Поспелова Н.С.: Ювенальная юстиция на вас отдохнула. (Улыбается – прим. ред.) На самом деле родительский авторитет никто не отменял. Это замечательно, когда дети нас не слушаются, когда они говорят нам «нет». Они на нас тренируются, и мы должны это понимать. Мы, конечно, можем заставить ребёнка что-то сделать, но имейте в виду: наступит момент, когда кто-то предложит постоять ребёнку на шухере и он не сумеет сказать «нет». Он скажет «да», а вдруг его побьют сильно, потому что от папы ему уже как-то за это влетело? Товарищи взрослые, вы обречены стать стартовой площадкой для своих детей. От вас зависит, устойчивая вы ступенька, став на которую они пойдут к звёздам, или скользкая, с которой они буду сваливаться. Семья для наших детей – это возможность занять лучшее место в этом мире.

Возвращаясь к теме иностранного усыновления. В прошлом году в России запретили передавать детей в американские приёмные семьи. Изменился ли подход к иностранному усыновлению у нас в стране?

Поспелова Н.С.:
Политика международного усыновления, которая осуществляется в нашей республике, она очень чёткая, она не комом, не бегом. Она не за показатели, а за надёжное размещение каждого ребёнка. Мы уже 10 лет не отдаём детей в американские семьи. Условия международного усыновления никогда не были простыми, они не должны быть простыми. Наш подход к усыновлению очень чёткий: мы хотим ребёнку государственных гарантий, благополучия. В чём выражаются эти гарантии? Семья, которая возьмёт ребёнка, должна быть подготовлена и сопровождена. Мы должны знать, в каких условиях живёт ребёнок. Семьям должна быть доступна психологическая, педагогическая и коррекционная помощь. Те страны, которые сказали, что у них это есть, имеют возможность усыновлять детей.

Я училась у известного американского идеолога Бетси Кифер, до революции её предки уехали из Минска. Эта женщина является очень большим специалистом в области американского усыновления. На наш вопрос, почему американские семьи лезут в усыновление, она улыбнулась и сказала: «К вам лезут те, кто не согласен с условиями нашего усыновления». В каждой стране усыновление очень жёстко регулируется. Мы детей должны не просто раздать, а гарантировать, что они не попадут к психопату, к педофилу или к человеку, который ничего не знает о воспитании детей. Американские семьи, которые едут за усыновлением за тридевять земель, это семьи, которых не устраивает, что Бетси Кифер и её коллеги придут в семью и начнут говорить, как нужно себя вести с ребёнком. Когда они привезут российского, казахского или украинского ребёнка, к ним никто не придёт и не будет их беспокоить. Во всех странах мира есть дети, нуждающиеся в семьях. Ни одну страну эта проблема не обошла. Это один из журналистских мифов, что иностранное усыновление – это здорово. Любое усыновление – это здорово, оно меняет вектор ребёнка.

Готовясь к этому интервью, я зашла на российский сайт videopassport.ru, который делают авторы российской рубрики «У Вас будет ребёнок». Олег, планируется ли создание подобного видеопортала у нас?

Лепешенков О.:
В России есть потребность в таком масштабном проекте на федеральном уровне, потому что страна огромна. Этот портал помогает навести мосты между двумя точками, чтобы родители из Архангельска или Камчатки могли приехать в Москву за ребёнком и наоборот. Наш вектор направлен на увеличение количества источников информации для потенциальных усыновителей. Это и сотрудничество с порталом TUT.BY, и с сайтом detdoma.by, и с порталом Национального центра усыновления. Наверное, такой масштабный проект для нашей страны не нужен, но, в то же время, потенциальным родителям интересно посмотреть на ребёнка в режиме реального времени: как он играет, общается, какие у него таланты, что ему нравится делать.

Тимур Кизяков на эту тему очень хорошо сказал: «Наша цель – это не столько помочь устроить ребёнка в семью быстро, сколько прочно». Для этого нужно чтобы совпадали устремления ребёнка и родителей, их характер. Если мы любили в детстве играть в мяч и видим, что это любит делать ребёнок, нам гораздо проще будет найти точки соприкосновения.

Мне радостно, что сейчас появится ещё один портал dadomu.by, где будет размещён сводный фотобанк детей из детдомов. Ближайшая наша цель – это цикл учебных фильмов, к которому мы, я надеюсь, подойдём в скором времени. Со временем хотелось бы дать больше информации о детях и на сайте телеканала ОНТ, и на сайте dadomu.by.

Наталья Станиславовна, Олег уже начал рассказывать про сайт с фотобазой деток dadomu.by, который вы запускаете ко Дню матери. Как появилась эта идея и самое главное – кто помогал её реализовывать?

Поспелова Н.С.:
В марте 2012 года рубрика «У вас будет ребёнок» стала первой ласточкой, которая повернула интерес общества к этим детям. Уже тогда Министерство образования получило коллективное обращение от неравнодушных людей, в котором говорилось, что в Беларуси нужно создать фотобанк наподобие российского usynovite.ru. Эту петицию подписали более полутысячи человек. Среди них были и наши усыновители, и опекуны, и просто молодые люди. В результате Национальному центру усыновления было дано поручение сделать этот информационный банк. К счастью, реализовать эту задумку мне помог Белорусский союз женщин. Мы провели встречу в первичной организации БСЖ Нацбанка, инициатива поступила именно оттуда. Они даже провели тендер по поиску IT-компании, которая бы взялась реализовывать такой проект по социальной ответственности. Лучшие условия, техническую оболочку и сроки исполнения предложила компания Light Well Organization во главе с директором Кондратенко Олегом Васильевичем. Они так заинтересовались этим проектом. Сам директор светится идеей!

Мы создавали что-то новое и получили удовольствие от этого. Сначала хотели назвать проект «Немауляты», потом «Спатканне». Сегодня уже никто не может вспомнить, кто предложил dadomu.by, потому что казалось, что это летает в воздухе. Лично Надежда Андреевна Ермакова проявила огромное внимание, оказала нам поддержку. В результате мы сделали такой портал, на котором выложено более 2700 фотографий детей. 14 октября пройдёт пресс-конференция, на которой сама Надежда Андреевна будет рассказывать о новом портале.

Этим занимаются сами детские дома?

Поспелова Н.С.:
Российский портал usynovite.ru основан на том, что детдома посылают информацию региональному оператору (в центр усыновления), а центр усыновления либо вывешивает информацию, либо нет. Мы отправили информацию в дома ребёнка, потому что они лучше всех знают потребности ребёнка, знают, как он растёт, что о нём можно написать, чтобы максимально выгодно представить в глазах потенциальных родителей. Они сами фотографируют деток, выкладывают на сайт и принимают первичные звонки. Потом процедурой усыновления занимаемся мы. Пока, к сожалению, около 17% детдомов не готовы работать с нами, им ещё нужно поучиться. Мы позвонили директорам этих учреждений и попросили, чтобы с ними поработали, чтобы они сами были в этом заинтересованы.

Людмила, я знаю, что каждое изменение счётчика усыновлённых детей (который находится на странице программы) всегда воспринимается вами как очередная победа. Вы лично отслеживаете судьбы маленьких героев рубрики?

Бусько Л.:
Да, но очень корректно. Естественно, общаемся с мамами и папами, которые сами отзвонились и сказали, что стали родителями. На Новый год и по другим праздникам можем позвонить друг другу. Или они могут просто позвонить и рассказать, как детишки развиваются. Есть тайна усыновления. Некоторые родители усыновят ребёночка и не звонят, они имеют на это право. Мы их не разыскиваем и не трогаем. Ребёнок в семье и слава Богу. Я обычно веду себе учёт семей, которые берут деток, чтобы потом можно было с ними дальше сотрудничать, чтобы они рассказали нам, как ребёночку живётся в семье. Многие соглашаются и говорят: «Приезжайте, ребёнка снимайте, мы стесняемся, но всё подготовим». Особенно приятно слышать, как кому-то заказали очки, как кто-то начал читать или выучил алфавит, в лагерь поехал или медаль заработал... Я всех детей называю своими и хожу свечусь, радуюсь за каждого.

Ну и напоследок, возвращаясь ко Дню матери, немного философский вопрос… Кто такая мама?

Бусько Л.:
Мама – это самое великое, что вообще дано женщине. Быть мамой – это громадное счастье. Мне жалко мужчин – они не могут этого испытать. (Улыбается – прим. ред.) Это такие чувства, такие эмоции просто сверхъестественные и нереальные. Это то, что полностью заполняет твоё существо. Когда становишься мамой, то начинаешь понимать, для чего ты живёшь, обретаешь смысл жизни.

Когда я стала мамой, я поняла, что обязана жить долго и счастливо, потому что это нужно моему ребёнку. Я раньше была смелой и ничего не боялась. Как-то летела я в самолёте, дебош устроил пьяный мужчина. Женщина ему разбила бутылку на голове, а он от злости пошёл открывать дверь. До этого я бы никогда не испугалась и даже попыталась бы его остановить. Но тут я помню, что села и стала молиться, потому что я не имею права, чтобы со мной что-то случилось. Меня ждёт дома мой ребёнок. Я обязана жить ради него. Мой ребёнок должен расти счастливым. Я езжу по детским домам, очень много мы рассуждаем и анализируем, и не могу понять, что происходит с женщиной, почему они теряют своих детей. Что должно произойти внутри, измениться в душе, в мозгах, чтобы потерять то, ради чего нужно жить?

Напоследок хотелось бы поздравить всех с Днём матери и пожелать всем матерям как можно дольше сохранять в себе любовь, ласку, заботу и всегда оставаться истинными мамами.


Тема: Дети
Корреспондент: Светлана Тихонова